geladen (geladen) wrote,
geladen
geladen

Categories:

не было засады (киндер и огнестрел)

Когда прекрасный младенец Андрюша почав стрибати у прекрасної мами в животі, ходил я шальной и счастливый. Чтобы от дурной лыбы восторга не слишком сводило челюсть, заходил я порою в спальню, и щщи немедля подкисали. На прикроватном столике, среди будильников, умных снотворных книжек, стаканов и фантиков, валялись, понятное дело, гастон-17, готовый к стрельбе (разве что патронник пустой), запасной магазин и фонарик на 200 люмен. Вообще, огнестрельное оружие и патроны на тот момент валялись по дому где попало куда ни попадя грудами да кучками.

Нужно было срочно решать как с этим быть дальше, бо понятно, что если оставить дело на самотёк, любознательное дитя устроит уебох, как только нагуляет силушек на взведение затвора. Устроил я в панике опрос общественного мнения, благо граждан, выросших в домах, где полно огнестрела, в окружении хватает.

Общий консенсус был таков: тотальный запрет -- не вариант, запретный п. -- с., голь на в. -- х.; запрет -- лучший способ подвигнуть чадо на шкоду, притырить поиграть *настоящий пестик* втихую от бати. Самое плохое в данном раскладе -- чадо не будет знать, что с пестиком делать, а особенно -- что с ним *не* делать, и с большой вероятностью сделает глупость (йа-йа!), потенциально смертельную. Обратный подход -- тотальный расслабон и вседозволенность -- даже не рассматривался.

В итоге, выслушав жизненный опыт потомственнострелковых камарадов, покряхтев головой, подымив ушами, выработал линию поведения, которой до сих пор [не без опаски] придерживаюсь. Трогать оружие и патроны -- можно, но только с разрешения, в присутствии и под присмотром папы. Когда папы нет -- строго нельзя. По мере подроста, младенец А. будет получать на пробу всеобразный пыщь по возрастающей, от воздушки до 12,7, сколько сможет осилить, без ограничений, но опять-таки -- только под присмотром и контролем папы (когда папы нет -- строго нельзя). Ну и до собственно стрельбы, попробую вбить в буйную головушку правила безопасности.

Прикроватный Глок, конечно, перекочевал на верх шкафа (сам едва дотягиваюсь), года через три надо будет думать о каком-нибудь замке (сейф с биометрией? отпечаток пальца, конечно -- говно замок, ключ оставляю на каждом стакане, но когда Андрюша взломает такую защиту, ствол ему, пожалуй, можно будет доверять). Что делать с дробовиком -- неясно. Скоро, видать, придётся его разряжать и прятать затвор в нормальный сейф.

Ещё стоял вопрос со стрелковыми игрушками. Тут есть две школы мысли: одни (преобладающее среди швейцарцев мнение) говорят -- ни в коем разе, бо игровые привычки переносятся на реальные стволы, смывается грань между "падай, ты убит" и реальным уебохом. Травмирует, дескать, ребёнка, банализирует насилие. Другие говорят -- если твой ребёнок дебил и не понимает разницы между игрушкой и реальным стволом, оружие в любом виде противопоказано, равно как и столовые приборы (кроме пластиковых ложек), вся бытовая техника, столы, стулья, кубики с острыми углами и машинки с колёсикам -- самое время переезжать в дом без электричества с обитыми войлоком стенами, и до смерти играть в плюшевого мишку.

Как ты понял, дорогой читатель, вашсашник придерживается второй школы мысли. Но то понятно, у меня психика с ранних лет травмирована, всё детство с пацанами в войнушку играли (наши vs. немцы, с вариациями -- гойко митич, капитан жеглов, etc.) Так что через пару лет наследник получит во владение игрушечный калаш, либо ту пластиковую херотень, которая поролоновыми пульками плюётся, а позже -- ерьсофт, а как же. На них будем ТБ отрабатывать, да с вражескими консервными банками сражаться.



В наших детях, напоминаю, нас встретят сверхчеловеки.

Ура, товарищи!
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author