geladen (geladen) wrote,
geladen
geladen

Categories:

сто лет (троле отакуе + не то, что вы все подумали)

По ленте попёрли фотографии пестиков 1911, атака клонов кольта, дескать ёбилей.

Никогда не мог понять фанатичного культа, что служат ему УСАнцы (ну эти ещё куда ни шло, они ничего другого не видели, недавно ещё вообще на револьверы молились) и (совсем не ясно почему) русские. Сколько можно мусолить (пусть даже весьма удачную) конструкцию столетней давности -- в ум не возьму. Я бы ещё понял интерес в качестве антиквариата, но восторг прёт в основном-то с новодела, уму непостижимо. (Камарад Николай-С, знаю, со мной не согласится.)

В обычное время мне тот пекаль, конечно, до жопы -- мало ли в стрелковой среде сектантских ниш, но в этом юбилейном году истерия по кольт-1911 заслоняет гораздо более интересную дату -- 100 лет охуительному патрону -- 7,5х55, он же 7.5 Swiss, он же GP [Gewerhpartone] 11, он же шедевр и пик творчества подполковника, впоследствии полковника, Рубина.



Эдуард Рубин, чтоб вы знали, был сущий гений. В самом начале 1880-х гражданин изобрёл для пуль цельнометаллическую оболочку -- революция вполне сравнимая с появлением бездымного пороха. Максимальная скорость и точность пуль дико увеличились, что сильно подхлестнуло гонку пехотных вооружений, бо ограничивающим фактором вновь стала винтовка. На швейцарщине началась лихорадочная деятельность по разработке нового оружия линейного пехотинца, бо некогда революционный Веттерли внезапно стал уже не торт.

И тут (на бяду) подвернулся майор (не путать с тёзкой его, гадом фашистом, командующим 39-м танковым корпусом), впоследствии тоже полковник Рудольф Шмидт, который на тот момент (и потом ещё не один десяток лет вплоть до отставки) находился в должности начальника производства пехотного вооружения. К концу 1880-х Шмидт сбацал под патрон Рубина свой "знаменитый" прямоходящий затвор, и вокруг него винтовку, что приняли на вооружение как обр. 1889 г. (с 1885 г. устраняли косяки и доводили прототип до ума).



Вместе с винтовкой приняли и патрон 7,5х53,5 Рубина (по армейски -- Пуцуркзфекщту 1890, сокр. GP90, не путать с другим GP90, который 1990, который = 5.56 НАТО, зарихтованный до идеала). GP90 сочетал в себе, пожалуй, всё самые передовые идеи в деле патроностроительства того времени -- без выступающей закраины, оболочечная пуля, небольшой (по тем, в основном засантиметрового диаметра, временам) калибр, приемлемая отдача, прекрасная потенциальная точность, пологая траектория -- ништяк одним словом. Тупоконечная пуля была посажена в гильзу с бумажной прокладкой, а внутри мощно валялось до 31 гр. "полубездымного" (понятия не имею что это значит -- учоные камарады подсказывают -- "по сути тот же дымчак, только без серы, но с такой же отстойной кривой горения") пороха.



Предок GP11 на момент принятия на вооружение создания был, насколько мне известно, лучшим боевым патроном в мире. (Поправлено вслед справедливому замечанию камарада milchev. Между созданием патрона Рубина в 1882 г. и принятием на вооружение в 1889 г., не без влияния швейцарских разработок уже успели появиться 8mm Lebel у французов и 7,92х57 у немцев, оба с цельнооболочеченой пулей безо всяких бумажных патчей и с бездымным порохом. Швейцарцы протормозили (ещё бы, столько телиться с винтовкой).) С винтовкой повезло меньше.

История винтовок с затвором конструкции майора Шмидта в подробностях рассказана на английском языке например тут http://swissrifles.com/sr/index.html (охуительный, кстати, сайт, для тех кто интересуется швейцарским оружием). Вкратце же, затвор был совсем говно.



Говняность обведена жирной линией -- запирающие упоры, вместо того, чтобы запирать близ донца гильзы, находятся где-то в жопе, отчего страдают и точность и надёжность. И то и другое как-то компенсировались швейцарским качеством материалов и традициями точмеха, но затворы 1889-х сыпались то и дело где попало куда ни попадя, армия выла. Мало-мальски вменяемым людям такой прогнозен был ясен с самого начала, ещё до официального принятия на вооружение, но Шмидт -- и заказчик и исполнитель (бонжур конфликт интересов) упирался рогом, кричал дескать заебись мой затвор, изменения невозможны и вредны, пехоте дан приказ заебаться, исполнять шагом марш. (Только кавалеристам повезло вцепиться в карабины Манлихера, и ещё долго потом хера они их отдавали).

Но Шмидта таки додавили, переработку доверили кому-то из его подчинённых, кто быренько-да-боренько затвор переделал, но не слишком, чтобы не очень обосрать творческий гений начальника. Так миру явилась модель 1896 г., где затвор выглядел уже так:



До конца починить идиотизм конструкции (т.е. чтобы запирало где следует) не сумели или не захотели, но с надёжностью дело исправилось; по ходу было выпилено аж 100 грамм лишнего веса, который стоял (в порядке компенсации начальственной дури) на усилении затвора + коробки на модели 1889. Ограничивающим фактором вновь стал патрон.

Эдуард Рубин, надо сказать, в это время не хуи пинал, а кропотливо эцсамое. К 1903 г. капсюль GP90 сменили на менее коррозионный. Модернизированную версию назвали GP90/03, и на её основе немедленно стали запиливать новый патрон, что мог бы на полную использовать возможности новых винтовок, бо к тому времени (ага!) вовсю попёрли пироксилиновые пороха. К 1908 г. был закончен и обкатан собственно 7,5х55 GP11, тогда получивший индекс GP08, где Рубин проапгрейдил и без того охуительную конструкцию до крайнего рубежа оружейной мысли того времени -- бездымный порох и остроконечная пуля с BC G1 более 0,5. Последнее, насколько я знаю, в валовых армейских патронах сравнимых калибров до сих пор невиданно, "снайперский вариант" до кучи каждому пехотинцу, ёба. Патрон, одним словом, вышел -- ништяк.

Но случилась засада. Две засады. Раз -- патронники заточенные под GP90 не подходили по размерам и прочности, пришлось все камеры перезапиливать со стволами зацело. Два -- повышенное давление (314 МПа нового против 254 старого), как ни перезапиливай, нахуй разрывало Пуцурк 1889 (тот самый, с "оригинальным" шмидтовским затвором). Переделали под новый патрон в итоге только модель 1896, получившую индекс 96/11 -- под это дело поменяли все стволы с новыми прицельными, вставили магазы на 6 патронов, и вообще радикально переработали ни много ни мало 130 с хером тысяч винтовок. (Обр. 1889 же без изменений оставались в строю и потом в резерве ещё несколько десятилетий; в 1923 г., уже после смерти Рубина, GP90/03 который для них производился всё же немного модернизировали, а то "пацаны смеялись" -- GP90/23 наконец избавился от бумажной прокладки и снарядился пироксилиновым порохом.)

Новые винтовки изначально сделанные под GP08 (конструктивно практически идентичные 1896/11) приняли на вооружение в 1913 году, но назвали Gewehr 11, заодно GP08 переименовали в GP11.

Иными словами, вдумчивый любитель швейцарской оружейной истории празднует столетие GP11 трижды: в 2008 когда патрон был собственно закончен и готов, в 2011 согласно индексу 11, и в 2013 в честь принятия на вооружение комплекса Gewehr 11 + Gewehrpartone 11.

Ружья 1911 оставались на вооружении пока майор Шмидт заправлял пехотным вооружением, и потом всю первую мировую войну. Были они длинные и тяжёлые, а карабины из них, из-за длины и веса затвора, получались никудышные. Лишь с уходом Шмидта в мир иной наконец появилась возможность отправить его затвор на свалку истории (точнее -- на стену декорацией), и сделать наконец оружие достойное GP11 -- великолепный k31 (ничего общего с творчеством Шмидта не имеющий), о котором, друзья, читайте в следующих выпусках нашего альманаха.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author